Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Преступница" Елены Чижовой

Елену Чижову я знаю давно. Она поразила меня романом "Лавра", осветившим мигающей тонкой свечой вопрос соединения христиан-палачей и христиан-жертв в литургии. Поскольку мне такой поворот в голову не приходил, я вникла в тему и какое-то время жила с ней, всячески обдумывая.
В остальном "Лавра", мрачный роман с психической кривизной, развивающейся у главной героини, оставил в душе тень, подобную тени летучей мыши на своде пещеры. Однако свойство Чижовой предъявить и пропахать сложный, тяжёлый вопрос, меня заинтересовало. Следом были прочитаны "Время женщин" и "Терракотовая старуха", а в прошлом году вызвавший в медиа-пространстве споры и недоумения эксцентричный "Китаист".

Роман "Преступница", название которого в дальнейшем было заменено на менее удачное "Полукровка", для меня стал таким же острым, как "Лавра".
Collapse )

Важные пословицы

Наверняка у каждого есть свои любимые пословицы. Иногда они приобретают функцию девиза, кредо. Для меня такими кредообразующими стали 2 пословицы:

1. "Делай, что должно, и будь, что будет".
2. "Глаза страшатся - руки делают".

Я довольно часто прибегаю к помощи обеих пословиц - они действуют на меня мобилизующе и одновременно снимают излишки стресса, ощущение непосильности, неподъемности груза предстоящих действий, поскольку я человек тревожный - скажем, homo sollicitus) С детства первая моя реакция на предстоящее решение серьёзных задач - паника, ужас, "я не справлюсь", "ой-ой-ой", сопровождающиеся мгновенно возникшей тревожностью, базальтовой плитой, рухнувшей на сердце, и внутренним воплем "остановите Землю, я сойду".
С годами я научилась работать с этими паниками, в том числе повторяя как мантру "Глаза страшатся - руки делают" - любимую пословицу моей тёти, от которой, собственно, я её и услышала. Видимо, и она ею спасалась))
А когда исход дела совершенно неясен, я прибегаю к первой пословице...

А какие важные пословицы держат вас в жизни?..

Несколько слов о важном

"- Но зачем же ждать момента, когда тело становится дряхлым, почти распавшимся?

Капитан встал на ноги.

- Затем, Ваше высокопревосходительство, что такого тела уже не жалко.

Генерал внимательно посмотрел на Кологривова. Подошёл к нему и обнял за плечи.

- Ну конечно: смерть приходит только к телу человека. Просто я забыл о самом главном."

Евгений Водолазкин "Соловьёв и Ларионов"

Галине Улановой - 110

Сегодня, 8 января - день рождения Галины Улановой. Мне всегда было жаль, что я протянула лишние сутки с появлением на свет - а то родилась бы с ней в один день... Но по высочайшему промыслу этого не случилось, и мне в астральные близнецы достался поэт Борис Чичибабин - впрочем сейчас не об этом.
Самоуглубленность Улановой, прислушивание к тончайшим внутренним процессам, происходящим внутри, выделяют ее из числа других прекрасных балерин. Самоуглубленность - редчайшее качество. И Уланова в "Шопениане" - особенная, невероятная...

Collapse )

Короткие слова и забытая скука

Какое-то время назад я заметила, что мы стали предпочитать длинным словам короткие - выбор всегда в пользу быстро выговариваемого или пишущегося слова. Конечно, быстрее сказать "маркетинг", чем "рыночная экономика", "фрик", чем "эпатажная личность" и т.д. Поскольку аббревиатуры вышли из моды, на их места быстро стали прибывать слова из английского языка, и их краткость вписалась в современные темпы.

Collapse )

Звезда МАИР

Бывает, узнаешь что-нибудь, и мир перестанет быть прежним - либо приподнимется, либо вдвинется в какую-то яму... Вот второе и произошло со мной сегодня...
Всем известно стихотворение Ф. Сологуба "Звезда Маир", вот это:

Звезда Маир сияет надо мною,
Звезда Маир,
И озарен прекрасною звездою
Далекий мир.

Земля Ойле плывет в волнах эфира,
Земля Ойле,
И ясен свет блистающий Маира
На той земле.

Река Лигой в стране любви и мира,
Река Лигой
Колеблет тихо ясный лик Маира
Своей волной.

Бряцанье лир, цветов благоуханье,
Бряцанье лир
И песни жен слились в одно дыханье,
Хваля Маир.

И вдруг, читая о прощальном послании онкохирурга Андрея Павленко, который сам заболел раком желудка, лечился, вёл интернет-дневник, и несмотря на химиотерапию и операцию, всё же придвинулся к роковой грани, обнаружила новую для меня аббревиатуру: МАИР - Международное агентство по изучению рака. И что теперь у тебя за звезда, Фёдор Кузьмич?.. Померк стих, погибла далёкая страна...

Кинопоэтическая басня

Попался мне забавный стишок - поэтам и любимому кино посвящается)
Автор - Соня Степина (с моими маленькими добавками)
___

Однажды в солнечный денек
Шел по лесу один сурок
Смотрел на травку и цветы -
Природу дивной красоты.
И вдруг ему пришла мысля -
Не оставляя напосля
Создать в лесу том литкружок,
Чтоб каждый из зверюшек мог
Воспеть и травку и цветы -
Природу дивной красоты.
И стали звери рифмовать -
Стихи потешные слагать.
Их на кусочках бересты
Развешивали на кусты,
Чтоб всякий зверь мог прочитать
И свое мнение сказать.
Но как-то раз (была среда)
Сидели звери у костра.
В лесу завидев огонек
Приперся к ним один хорек.
Давно он по лесу гулял -
Стихи зверюшкины читал:
"Ну что за рифмы, что за слог!
Любой хорек бы лучше смог!
Берите вы с меня пример:
Я в этом деле - пионер!
В том смысле, что всегда готов
Всем показать пример стихов!
Чтоб вирши правильно слагать,
Вам медицину нужно знать,
Психоанализ и труды
Блаватской, Шпенглера - на "ты".
Вот я - продвинутый хорек!
Я Фрейда - вдоль и поперек,
А так же с Гегелем на "ты",
Прочел и Фромма все труды!"
Все звери впали в депресняк,
Ведь не поймут они никак
В чем связь Блаватской той трудов,
Природы, травки и цветов?
Сидят вокруг костра, молчат
Да в небо звездное глядят.
Тут Филин вдруг захохотал:
"Я вспомнил, был когда-то бал,
И к нам на бал пришел медведь
И тоже стал на всех... реветь:
"Зачем барсук присел на сук? Зачем хорек пошел в ларек?
И почему енот и крот танцуют танго и фокстрот?
От этих «почему», «зачем» вдруг стало скучно сразу всем…
И вмиг в зеленый мир леска пришла зеленая тоска."
Мораль фанат кино изрёк:
"Зачем на бал пришел хорёк!"

Евгений Водолазкин

После чтения трёх его романов Евгений Водолазкин для меня вышел на первое место как современный писатель. Вообще у меня к прозе требования специфические. Мне нужно, чтобы писатель приоткрыл для меня новые стороны мира, чтобы после прочтения я обогатилась и немножко возвысилась духом. Мой писатель - или душевед и человекокопатель, или эстет и тонкая натура. Занимательные рассказчики лихих сюжетов, скачущие по поверхности духовной почвы, мне неинтересны. Поэтому читаю я очень выборочно, если книга не пошла или не зацепила при пролистывании, смело откладываю ее в сторону.

Когда я дозрела до знакомства с Водолазкиным, решила начинать с первой нашумевшей книги - с "Лавра". Мне сразу понравился герой, я закрыла глаза на его былинно-житийную схематичность и цельность - меня захватила сказочность, вот эта же цельность и захватила. И стиль писателя, его образность - мое это. Был один момент, на котором я оступилась и упала. На этом же месте пали многие, как потом выяснилось. Невольно вспомнилось: "С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним" - вот как-то так произошло и тут - когда в описании прогулки героев по лесу в своем 14 веке были упомянуты пластиковые бутылки. Вначале я решила, что корректор с редактором профнепригодны. Но тут же отмела это предположение и полезла читать рецензии на роман. Оказалось, что ошибки нет - у автора идея романа хитро связана с временными слоями. "Ага, постмодернизм у нас тут проклюнулся," - закачала головой я и вернулась к чтению, закрывая глаза на модные веяния. Знаю, кого-то захватила авторская игра с Хроносом, а мне показалась притянутой за уши. Я вообще не сторонница углубления в тему времени, ибо тайна сия велика есть. В остальном повествование стало для меня настолько важным, глубоким, чистым, что по окончании чтения у меня несколько дней сохранялось ощущение омовения в родниковой воде... Моя душа ждала такой литературы - и дождалась. Жизнь Лавра, его путь любви, искупления, служения людям, очищения, исправления, оказался необходимым для меня, близким. Душа была счастлива, встретив родной дух в литературе. Хотелось продлить счастье полёта, поэтому следом я окунулась в чтение "Авиатора". Этот роман оказался совершенно иным, с неожиданным, удивительным сюжетом. Но дело, конечно, не в сюжете, а в его подаче, разработке. В замечательной образности писателя, во множестве исторических фактов и штрихов, любовно собранных и составляющих ткань текста и даже идею романа. Дело в том, что Водолазкин видит важность каждой личности в истории - абсолютно каждой. И важность эта не в масштабном вкладе в историю, а в тихом, добром житии. Между строк так и веет мягкий, нежный голос: "занимайтесь своей жизнью, будьте внимательны к гроздьям сирени и пару над самоваром, будьте счастливы от всех тех прекрасных мелочей, из которых и соткана жизнь человеческая". Автор настаивает на первостепенной важности каждой бытовой детали детства и юности, которые дают ощущение счастья и составляют воспоминания человека, всё дерево его жизни.
"Авиатор" поразил меня, и в скором времени я перечитаю его, потому что и герой, и атмосфера книги гипнотически притягивают. Душевный строй главного персонажа во многом мне очень близок, я чувствую, как дорог он писателю, этот князь Мышкин нового времени...
А вот третья прочитанная книга Водолазкина, "Брисбен", показалась мне значительно слабее, хотя о ней я читала весьма приподнятые аннотации. Особенно насмешила меня повторяющаяся из статьи в статью мысль о полифонии романа, подкинутая самим автором. Как раз полифонии в этом романе не больше, чем во многих других - так что и говорить, на мой взгляд, не о чем. Этот авторский филологический "вброс" напомнил мне собственные комментарии Джойса к своему "Улиссу". Мне всегда забавно, когда писатель одновременно выступает собственным литературным критиком, расписывая читателям философские глубины, вселенские бесконечности аллюзий и подавая на блюдечке изощренность своих писательских форм) Но на эти детские шалости я спокойно закрываю глаза. А вот ряд политически острых моментов в "Брисбене" меня напряг. Тема взята опасная: Украина и Россия в крови одного человека - с выходами на некоторые обобщения, которые мне оказались не близки. Мысль о том, что наличие генов двух национальностей роднит их в одном человеке, естественна, но как только, основываясь на ней, автор двигается дальше, к родству народов, почва проседает, ибо от того, что в ком-то соединились русская и еврейская кровь или татарская и корейская, эти народы не становятся кровными братьями... Именно сегодня рассуждения россиян о близком родстве, идентичности и единстве с украинцами выглядят нарочито, навязчиво. Водолазкин осторожен, температура его романа не превышает 36,6. Болезненные темы он трогает мягко, без нажима. Но лично мне цельнокроеный герой, которому не свойственны вопросы и сомнения, совершенно не близок. Жизнь его устраивается сама, без каких-либо усилий с его стороны, и этим он не вызывает у меня доверия - словно автор нарисовал человечка, но не раскрасил. Только болезнь заставляет этого успешного музыканта задуматься об основных вопросах бытия, хотя совсем не похоже, чтобы писатель стремился к такому эффекту. Скорее, решая глобальные проблемы, он невольно упустил необходимость прописывания главного героя более тонко.
Тем не менее, по итогам чтения трёх книг Евгения Водолазкина я прониклась к нему уважением. И то, что мне хочется перечитать только недавно прочитанную книгу, мне самой удивительно. "Лавр" и "Авиатор" - невероятные, магически притягательные романы.

Моим израильским друзьям

Поскольку у меня есть друзья, живущие в Израиле, мне интересно узнать их мнение об этом стихотворении, борющемся за победу на одном поэтическом международном конкурсе. Там все стихи без указания авторов, их имена будут раскрыты после окончания конкурса.
Итак, как вам этот стих:


Мёртвые и живые

Сара супругу с утра делает нервы:
– и шо мы забыли в стране, где правят бывшие пионэры?
милый, ты знаешь, меня воротит при виде сала…
– Сарочка, щастье моё, как ты меня достала!
сколько раз повторять – это по-ли-ти-ка. а ещё чернозём, руда…
– и шо я забыла на том яру?
– для меня это важно, Сара! а вот ботокс твой – ерунда!
и шоб без скандалов, жизнь моя, как с тем банкетом со стеклотарой…
пилот слишком скромно приветствует Сару,
а та слишком нагло хамит пилоту, взлетать командует.
– Сара! – муж хмурит брови. – не позорь меня и землю обетованную…

*
солнце на яр расплескало медь и укатило гордо.
Дина не плачет – нельзя шуметь, нужно казаться мёртвой.
немец подошвами стал на грудь, в рёбра прикладом двинул…
чтобы не крикнуть и не вздохнуть стиснула зубы Дина.
девушке чудится – сыплет град с неба. глаза открыла:
комья земли на неё летят, страх проникает в жилы,
паника гладит по волосам – лучше от пули или
здесь задыхаться и угасать рядом с семьёй в могиле?
хочется Дине бежать, бежать, как из ловушки мыши.
вдруг ей послышалось – шепчет мать: «лучше ползком, потише
к краю оврага, а там, вперёд к домику у запруды».
духом собравшись, ползёт, ползёт по задубелым трупам…
Дина, не в силах домой дойти, дремлет в чужом сарае.
– ось вона, пан поліцаю, стій! я цю жидовку знаю! –
утро по-бабьи раскрыло рот и изрыгнуло нечисть.
Дина под дулом едва идёт, Бога обняв за плечи…

*
у трапа встречают, как водится, хлебом-солью.
муж традицию знает. ест. а Сара берёт небольшую долю
от каравая, крошит под ноги:
– он у вас не кошерный? –
чем снова бедняге супругу делает нервы,
а вместе с ним журналистам и (в прошлом уже) пионэрам.
садятся в кортеж и катят к яру, минуя проспекты шухевича и бандеры…