?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Только что закончила читать мелороман "Andante Maestoso" (журнальный вариант) современного питерского писателя Станислава Шуляка. Кто-то толкнул меня под локоть - и я вдруг купила журнал "Нева", который не покупала уже год или около того... С современной литературой у меня отношения непростые, читатель я очень избирательный, поэтому редкую книгу мне хочется прочитать - и уж тем более ДОчитать - и уж тем более редко доводится подпасть под её воздействие.
Шуляк оказался очень любопытным автором, а текст этот вызвал у меня просто бурю разнонаправленных эмоций, что уже само по себе примечательно, ибо чем дальше, тем меньше поводов для удивления)

Во-первых, на протяжении чтения меня преследовало чувство отторжения стиля - то есть с одной стороны, отторжения, с другой - притяжения. С таким я сталкивалась только в духах "Опиум": аромат не нравится, но хочется вдыхать больше - и чем больше вдыхаешь, тем больше погружаешься в его странный многомерный мир. Так и здесь: стиль напоминает и Гоголя, и Достоевского, и даже моментами Булгакова. Экзальтация, богатый язык 19-го - первой четверти 20-го  веков, несколько устаревшие обороты, хорошо знакомые по Достоевскому. И при этом - индивидуальные наслоения личности автора, продуманная сумятица музыкальных терминов и уникальных формулировок.

Роман - вариант антиутопии, которая проступает постепенно, разворачиваясь фантасмагорическими кольцами. Внутренний мир главного героя - талантливого композитора - чрезвычайно ярок, самобытен, философски и культурологически интересен. Время действия - недалёкое будущее России. Надо сказать, очень тревожное будущее нарисовал писатель... И то обстоятельство, что будущее это он вывел и увидел из нашего сегодня (нам-сегодняшним там встречается несколько просто адресных посланий) - да в сочетании с этим его тяжёлым завтра - это обстоятельство оказало на меня огромное воздействие, вплоть до панических мыслей и ощущений. Город героев романа (Петербург)  узнаваем вдвойне: здесь и Гоголь потоптался (особенно в пассажах по поводу Невского проспекта), и Достоевский не раз кланялся... Петербург здесь - город прошлого, хоть это и будущее. Читаешь - и видишь нечто из черно-белых фотографий былого. Нет здесь ни торговых центров, ни многоэтажек, ни маршруток. И места всё в центре - никакого вам Купчино или Гражданки... Город-призрак. Но так всё это лихорадочно и захватывающе выписано, что всё равно туда проваливаешься, как ни цепляйся за наши киоски с шавермой и за двери "Рив Гоша"... И тем забавнее встретить упоминание САМОГО дирижера Г., за которым невольно видишь Гергиева...

Что довело до панических ощущений: атеистическая и политическая безысходность. Это - убийственное сочетание. Никаких надежд у героя: мир живёт сам по себе, и хотя Бог там упоминается не раз, это сплошь эмоции и обрывочные мысли, напоминающие выкладки Ивана Карамазова - с усилением отрицания Бога. И даже в том, что герой словно не знает о существовании иных религий и мировоззренческих взглядов, кроме узко, по-карамазовски или даже по-смердяковски понимаемого христианства, видится цепкая рука Достоевского... Хаос, в который оказалась погружена наша страна, ситуация, когда практически "всё позволено", бессилие одного человека как защитить себя или близких, так и повлиять на власть, на ситуацию в государстве, - это передано очень мощно. А чувство собственного бессилия - это как раз то, что я ощущаю уже сегодня...

Два слова о книжных пророчествах: несколько лет назад я прочитала роман Ольги Славниковой "2017", удостоенный в 2006 году премии "Русский Букер". Поскольку этот год у нас нынче на носу, я стала чаще вспоминать этот роман... Мне он был интересен неожиданной, современной интерпретацией образа Хозяйки медной горы и её романа с главным героем - революционные события 2017 года тогда для меня не имели особого значения. Сейчас, когда бурление в ожидании магической цифры усиливается, думаю: не перечитать ли?..

Метки: