Шорт-лист премии Андрея Белого

Сегодня, в день 141-летия со рождения писателя Андрея Белого, объявлен короткий список этого сезона в номинациях "Поэзия", "Проза" и "Гуманитарные исследования". 

 Лауреаты премии Андрея Белого будут объявлены в конце ноября 2021 года. 

Члены жюри премии Андрея Белого этого года: Наталия Азарова, Алексей Конаков, Дмитрий Кузьмин, Михаил Куртов, Александр Марков, Борис Останин, Мария Фаликман, Алексей В. Цветков.

 Кому интересно, кого отмечают в премиях, можно познакомиться)

КОРОТКИЙ СПИСОК ПРЕМИИ АНДРЕЯ БЕЛОГО за 2021 год

ПОЭЗИЯ

ПОЛИНА АНДРУКОВИЧ (Москва), Периоды. М.: НЛО, 2021
АРТЁМ ВЕРЛЕ (Псков), Неполное собрание строчек. Ozolnieki: Литература без границ, 2021
ВИТАЛИЙ ПУХАНОВ (Москва), Приключения мамы. М.; СПб.: Т8, Пальмира, 2021
ЕВГЕНИЯ РИЦ (Нижний Новгород), Она днём спит. М.: Русский Гулливер; Центр современной литературы, 2020
АРСЕНИЙ РОВИНСКИЙ (Копенгаген), 27 вымышленных поэтов в переводах автора. Екатеринбург; М.: Кабинетный учёный, 2021
ГАЛИНА РЫМБУ (Львов), Ты – будущее. М.: Центрифуга, Центр Вознесенского, 2021

ПРОЗА

АНДРЕЙ БЫЧКОВ (Москва), Всё ярче и ярче. СПб.: Алетейя, 2021
ДАНИЛА ДАВЫДОВ (Москва), Не рыба. М.: всегоничего, 2021
ТАТЬЯНА ЗАМИРОВСКАЯ (Минск), Смерти.нет. М.: АСТ, 2021
ОЛЬГА МЕДВЕДКОВА (Париж), Три персонажа в поисках любви и бессмертия. М.: НЛО, 2020
РОМАН МИХАЙЛОВ (Петербург), Дождись лета и посмотри, что будет. СПб., 2021
АЛЕКСАНДР СОБОЛЕВ (Москва), Грифоны охраняют лиру. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2021


Collapse )

Утомлённые "Садом"

Поскольку  "Женщины Лазаря" Марины Степновой мне не понравились, её новый роман "Сад" я читать не планировала, но узнав, что он вошёл в шорт-лист премии "Ясная поляна", решила дать Степновой ещё один шанс)

Как написана книга, мне понравилось больше, чем "Женщины Лазаря". Тема, время, замысел - всё несколько  сдерживало тягу писательницы к физиологичным, жёстким метафорам, однако есть один существенный момент. Collapse )

"Один в океане"

Последние несколько дней я нахожусь под большим впечатлением. Да что там под впечатлением - я просто в упоении! Всем рекомендую эту необычную книгу - Слава Курилов "Один в океане. История побега". Это потрясающая история, когда человек эмигрировал, прыгнув с советского  лайнера в штормовой океан, провел в нем двое суток и выжил, добравшись до Филиппин. То, что он описывает, поразительно, да и сам он - человек уникальный. Написана книга лёгким простым языком. Курилов, в юности добившийся значительных успехов в спортивной гимнастике,  позднее стал осваивать йогу,  причём пошёл далеко за пределы асан, далеко... Читать о его жизни океанографа, водолаза, йога,  дайвингиста, любящего морскую стихию необычайно глубокой любовью, захватывающе интересно - более того, рассказываемое проникает в душу, запускает процесс осмысления своей жизни и судьбы, анализ и преклонение перед величием и неисповедимостью путей Господних...
Курилов - человек очень тонкий, особенного сердца. Например, о многом в личности человека говорит такая цитата:

"Нельзя судить людей за их поступки, потому что понять их можно только в совокупности всех обстоятельств. Поэтому – не суди, не требуй от людей слишком многого, прощай им их ошибки или, точнее, свое непонимание их поступков."

А вот один маленький фрагмент уникального рассказа,  где этот удивительный человек описывает свое пребывание в океане:
"В первую ночь опрокидывающиеся гребни волн вызывали свечение всей водной поверхности, но теперь, когда океан затих, каждое мое движение сопровождалось голубоватым языком пламени, и было похоже, что я горел на медленном огне, а за ластами тянулся сверкающий след, словно шлейф бального платья. Я попробовал грести, погрузив руки в воду, но и там искры, не угасая, обтекали плечи, локти и кисти. Свечение прекращалось только когда я совсем не двигался, а ведь мне надо было плыть…"

В общем, завидую всем, у кого это чтение ещё впереди)

Молитва и роман

Новая  тенденция обозначилась в нашей литературе - размещать  молитвы в тексте романа. Фрагментарно, намёком это делал Вололазкин в 'Лавре' (там всё  органично, к месту), а среди номинантов премии "Ясная поляна" - сразу двое: Лиханов в своей книге "Звезда и крест" (у него молитвенных текстов, псалмов и частей  акафиста просто много) и Степнова в романе "Сад".
Что-то не так с этим приёмом... То ли среди остальных художеств авторского стиля невольно вспоминается заповедь " Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно", то ли шевелится неясное ощущение использования, как гидроэлектростанция использует силу воды в своих целях, то ли нос улавливает запах конъюнктуры,  когда общественное пространство пропитано разрешённым или желательным, рекомендованным контентом и любо-дорого плыть по стабильному течению... Или я слишком мнительна?..

Ветер

 Деревья  качают небо.
Встряхивают,  толкают,
как одуревшая от бессонницы мать
колыхает коляску с не желающим спать младенцем.
Мотаются деревья,
мотает крупной лобастой головой фонарь,
сыплются, летят отломившиеся ветки,
сухие листья,
мелкие, словно посыпка для кулича, берёзовые семена,
несутся частые, как песчаная рябь,
короткие речные волны.

 А костистые кроны,
вцепившиеся в облачное одеяло,
всё трясут, терзают
молчащую  небесную колыбель...

Деревья

Я очень люблю деревья, я воспринимаю их по-родственному, как-то остро переживая их вид, звук, движение... Но вот что я заметила: душой, мысленно мне прикасаться к ним, входить с ними в общение легче, чем физически. Мне не очень хочется обнять дерево: контакт телесных оболочек - это контакт внешнего. Созерцая, восхищаясь, я вхожу в контакт эмоциональный - самой сердцевиной души. Это как при переписке с человеком открываешься так, как не откроешься в живой речи. В разговоре постесняешься, застыдишься каких-то тонкостей своих душевных движений, будешь следовать застрявшему внутри "Аркадий, не говори красиво"... А вот смотришь на дерево — и переживаешь красоту его ветвей, листьев, абрис его кроны, и восхищение длится, длится...

Но иногда, проходя мимо кустов, я всё же не удерживаюсь — и легонько на ходу провожу пальцами или ладонью по тонким веточкам с маленькими листьями — как это делают артисты, проходя по красной дорожке и касаясь протянутых фанатских рук) Только здесь «звёзды» — они, кусты, а я тянусь к ним, испытывая трепет, переполняясь радостью от того, что они есть и что они такие...

Заметки на полях/на горах - окончание

Окончено чтение романа Дмитрия Лиханова "Звезда и крест"... Мыслей, эмоций,  вопросов масса. Книга написана старательно, с огромным количеством деталей, будь то описание военной техники, операции в госпитале, трапезы или пейзажи в древней Антиохии... Главный герой романа  Сашка - реальное лицо, ветеран афганской войны, лишившийся там ног, но по примеру Маресьева научившийся ходить и выполнять разнообразные действия на протезах, герой Советского Союза, полковник, позднее советник президента Ельцина Валерий Бурков, принявший в 2016 году монашеский постриг с именем Киприан.

burkov1

Любопытна мысль писателя подать тему через параллельное развитие линии жизни Сашки и древнего святого, священномученика Киприана, чьё  имя получит герой в монашестве. Путь Киприана, могущественного волхва, жреца языческого культа Аполлона к христианской вере, епископскому служению и мученической кончине разворачивается контрапунктом с жизнью Сашки, его движением от военной бойни через личную драму изувеченного тела к помощи другим, служению вначале людям, потом Богу. Хороша идея. Но самое главное - это как идея воплощается писателем. И вот тут у меня смятение, раздумья, временами отпор и острые, неудобные вопросы, много вопросов и сомнений... Буду делиться ими сумбурно - как волны пойдут.
Collapse )

Дары

У каждой осени свое лицо, свои подношения. Эта одарила меня  блеском серебряной чешуи листьев, словно не деревья, а большие рыбины играют в лучах холодного солнца, прыгают, встряхивают боками. Или будто не узкие влажные ивовые листочки дрожат на ветру, а стайка плотвы всплескивает в пронизанной светом воде,  стреляя в глаза металлическими искрами.

А через всё небо тянется бесконечный кручёный рог облаков, в который дунуть под силу лишь архангелу,  но для этого, надеюсь, пока не время...

Золотой шум

Весной  зелёный  шум, а осенью -  золотой.  По тополям, по берёзам, с подшумком, подстуком, с тонким присвистом и перезвоном. Поредевших золотовалютных запасов хватает на чудеса перкуссии, на лучезарный пересверк такой сияющей силы, что сердце превращается в столь же трепещущий лист и колотится внутри, вливаясь в общий лиственный хор, попадая в такт, в тембр, в дух...


VFL.RU - ваш фотохостинг

VFL.RU - ваш фотохостинг