?

Log in

С Днём поэзии!

Друзья мои, с Днём поэзии! Пусть ей живётся привольно, свободно, пусть будут довольны все девочки: и Каллиопа, и Эвтерпа, и Эрато, и Полигимния, и муза пирожков, и муза Дмитрия Быкова с Игорем Губерманом!


ПОЭЗИЯ

А всё равно она стремится
на цыпочках стоять...

Дух поднимает рифма на носки,
и легче трепетать, когда одни мыски
ступней с землёй соприкоснулись.
Для остального проза есть,
а здесь
слова, от сна восстав, качнулись
и ждут, что будет создан хоровод,
что их тревожат ради сверхдвиженья,
их наполняет гелий, водород,
им требуется небопостиженье.
Ладони ритма бьют в шаманский бубен,
и волны слов, как в скалы, бьются в губы -
снег строк, покинув тёмный цех,
с земли идёт наверх.
Что-то со мной происходит... Вихри враждебные веют - и не где-то, а внутри меня... И враждебные не своей инаковостью, а разрушительной силой. Я словно через лупу постоянно вижу недостатки людей, их эгоизм, грубость, я прихожу в ужас, в раздражение, в гнев, я впадаю в отчаянье, не выдерживая, ввязываюсь в какие-то дискуссии онлайн... Остро реагирую в транспорте - и даже если это только громкий вздох, а не высказывание, то и это для меня too much... Меня возмущают проявления двойных стандартов, лукавства, жестокости - будто можно переделать людей, возмущаясь ими... Сегодня в метро я оказалась свидетелем дикой сцены: на конечной люди рванулись в пустой вагон, чтобы занять сидячие места - отталкивая друг друга. Женщину толкнул мальчик с рюкзаком - он классе в 3-м максимум. И эта женщина... набросилась на мальчишку! Она стала его бить! А в его защиту на женщину налетела с кулаками другая: женская драка! И какими текстами всё это сопровождалось... Я была в таком шоке, что 2 остановки не могла отвести глаз от пола, словно это меня побили...

Дневниковость

дневниковость  -
это когда не то, чтобы новости
а кости мыслей, тень ощущений,
лоция в сфере эмоций,
нервно, не обязательно верно.
просто сердце выкладываешь на газетку -
налетайте, детки.






да, я толкнула
нечаянно ведь
и извинилась дважды
но какую отборную медь
ответного взгляда
я получила вслед
брызги льда
искры кнута
я, не желавшая зла
ненависть навлекла
и как теперь жить –
если злость так легко родить






се, черепаха
вся из тверди
вся из праха
динозавр, придавленный горой
динозавр, укутанный бронёй
плотно черепанцырем накрыта
сразу и старуха, и корыто






искренность  -
иск к совести
крен
в сторону глубины,
истинности.
«попробуй меня такого вынести» -
ось искренности





лёд
на земле ледяной налёт
или
на землю осуществлён налёт
наледи
в общем, сидите дома
не выходите на люди





положила на скамейку
электронную книгу.
лежит – длинная, стильная,
неподвижная, как плита могильная:
в электронных страницах
ветер не может резвиться





был сварен суп
и чечевица
«кошачьим глазом» золотится
и пар танцует на пуантах
и хлеб поделен на квадраты
и лоно ложки столовой
готово





муж и жена - два вагона
ж – сцепка





пушистую собачью морду
за уши взять легонько
глазами сблизиться -
и побежали по мосткам прозрачным
друг к дружке
две любви






некий фильм
персонажи – не мы
речь их – забивание свай
мысли – луковая шелуха
кадр – пластиковые осколки
ФИ
льм






зачем человеку
в двадцать первом веке
в две тысячи седом веке
весь опыт собравшем
сидящем на всё повидавших веках
как на перинах -
зачем в этом веке
желать любой ценой
расширения границ государства?..

"Матильда" и не только

То, что происходит с ещё не вышедшим в прокат - строго говоря, никому ещё не показанным - фильмом А. Учителя "Матильда" - это какая-то вампука, выражаясь театральным языком.
Во-первых, как можно что-то предъявлять фильму, который ещё нигде не был показан?..
Во-вторых, больно, что кучка странных людей дискредитирует христианскую позицию, чётко выраженную апостолом Павлом:
"Бог поругаем не бывает". (Гал. 6:7)

Также не могу не сказать, что Николай II был канонизирован не как великий православный чудотворец, молитвенник и проч., а как страстотерпец. То есть только мученическая кончина (кстати, есть очень интересные исследования о том, что он не был расстрелян - и это похоже на правду, ибо принципиальное непризнание РПЦ останков, захороненных в Петропавловском соборе, и других, тоже наводит на подозрение, что Церковь что-то знает...) дала право дать царской семье чин святых. Это важный момент: Церковь не утверждает, что Николай был святым по строю своей жизни -  святым он стал исключительно как мученически умерщвленный. Так что даже РПЦ не говорит о том, что последний русский царь был подвижником святой жизни. Был обычным человеком, со своими грехами.

А теперь по сути темы. Алексей Учитель увлёкся балетной темой давно - с лёгкой руки Бориса Эйфмана, который в 90- годах предложил режиссёру снять балет о балерине Ольге Спесивцевой. Учитель темой заинтересовался, но поступил как лиса из сказки про избушку лубяную и ледяную: тему Эйфмана взял, но... без Эйфмана. В качестве хореографа вместо Эйфмана пригласил Евгения Панфилова, а имя Бориса Яковлевича даже среди авторов сценария не упомянул... Фильм вышел в прокат под названием "Мания Жизели", а Эйфман, зализав раны, создал балет "Красная Жизель".
Видимо, балетная тема все эти годы не отпускала Учителя, и он решил обратиться к яркой, скандальной фигуре Матильды Кшесинской. Сразу говорю: у неё был роман с Николаем, она изящно пишет о нём в своих дневниках, которые опубликованы. Историки балета всё это знают, ибо кроме слов Матильды, было немало театральных свидетельств, как Кшесинская всю свою балетную карьеру время от времени использовала высочайшее благоволение для решения своих проблем. Роман ни для кого не был тайной, ведь за каждым шагом наследника престола, естественно, тщательно следили, а однажды градоначальник вынужден был прервать общение Николая и Матильды, ибо император Александр III вдруг срочно затребовал сына к себе в Аничков дворец... Так что здесь даже обсуждать нечего: роман был, это факт.

Читать дальше...Свернуть )

"Рай" А. Кончаловского

Друзья мои, а кто-нибудь видел фильм А. Кончаловского "Рай"?..
Я - нет, во-первых, потому, что испытываю сложные чувства к творчеству Кончаловского, во-вторых, потому что тема очень тяжёлая, а мне кажется, что с ней мне к данному моменту жизни всё ясно...

Но узнав, что фильм получил "Серебряного льва" в Венеции, решила почитать отзывы и была удивлена вот этими сценарно-режиссёрскими решениями:


"Идея завораживает уже с самого начала: в центре белой комнаты, смотря в камеру, рассказывают свою историю три человека, находящиеся на рубеже между жизнью и смертью... Впрочем, все непонимания по этому поводу сразу же проясняются после того, как Кончаловский вставляет сцену с голосом бога. Действительно, человек, который считает, что может говорить c такой позиции, вряд ли видит границы дозволенного в любви к себе." http://cinemaholics.ru/paradise/

"Почти половина нового фильма Кончаловского состоит из монологов героев у райских врат... Все люди предстают перед высшим судом голыми — в прямом и переносном смысле, им больше нечего скрывать даже от самих себя." http://www.colta.ru/articles/cinema/13689


То есть это не просто фильм о нравственном выборе в самых сложных жизненных ситуациях в рамках темы войны, но ещё и некоторый метафизический замах?.. Но и это ещё не всё.
Рецензент А.Архангельский говорит ещё об одной теме фильма:

"Коллаборационист Жюль — это собирательный образ; западный обыватель как таковой, символ предательства и этической неразборчивости, соглашательства и моральной нечистоплотности. Автору он необходим, чтобы произнести «приговор Европе» — которая «легла под Гитлера», а затем герой становится Автору не нужен — поэтому он внезапно, на середине фильма, и исчезает."

А вот тут, как говорится, поподробнее бы... Учитывая, что последнее время Кончаловский в интервью стал говорить несколько новые для себя вещи, например, это:

"Мудрость Путина именно в том и заключается, что он улавливает эти гравитационные волны, — в отличие от других политиков, которых народ сейчас недолюбливает. Путин опирается на эту тектоническую плиту, в этом его сила, зачем ему соответствовать ожиданиям наших «друзей»? Он такой лидер, в котором мы нуждаемся, именно поэтому у России в XXI веке наилучшие шансы. И когда «Министерство Правды» совокупного западного мира возмущается тем, что Путин «хочет изменить существующий мировой порядок», оно скромно умалчивает, что сегодня — это мировой порядок, соответствующий интересам Америки. Я должен констатировать, к своему огорчению, что этот мировой порядок приходит к своему краху, и никакие рецепты спасения англо-саксонского мира уже не работают. Первыми, как всегда, это сообразили англичане. Помнишь, в фильме «Гараж» герой Гафта говорит: «Вовремя предать — это не предать, это предвидеть!» Англичане — мастера предвидения! Королева Британии делает книксен китайскому коммунисту, подсаживает его в золотую карету — думал ли ты дожить до такого? Так вот, вернемся к кризису англо-саксонского миропорядка — Путин совершенно четко дает ему понять, что доллар не должен управлять мировой экономикой. Все, кто осмеливались до него это сделать, были физически уничтожены. Кеннеди, Садам Хусейн, Каддафи... Де Голлю повезло — он умер своей смертью. Сегодня никто не осмеливается этого сделать, но Путин сделал.
...

Есть мировой капитал, «три толстяка», про которых все гениально угадал Олеша, — так и выглядит мировой империализм. Конечно, и у Рокфеллера и у Сороса есть ЯСНОЕ представление о том, как должен быть обустроен мир. Но, согласись, принимать во внимание их мнение бы ошибкой, Гайдар с Чубайсом уже это попробовали... Теперь и у «толстяков» грядут разборки. Например, европейский клан Ротшильдов не на жизнь, а на смерть конкурирует с американскими Рокфеллерами.
...
Теперь попробуй опровергнуть несколько фактов: Россия при Путине стала одним из центров глобальной политики. Ни одно серьёзное решение в мире не может быть принято без участия России. Это касается как политических решений (например, попыток пересмотра итогов Второй мировой войны), так и экономических (мировые цены на нефть, газ и др.). А ты утверждаешь, что Россия гниет... Другой вопрос, что кризис мировой политической системы, а также невероятный накат лжи и грязи, льющийся из общезападного «Министерства Правды» вкупе с разного рода санкциями, заставляет Россию поджимать ноги и преодолевать ухабы и рытвины, а также принимать адекватные меры для сохранения своей государственности. Да, запахло морозцем, но «подмороженность» — как говорил, кажется, Победоносцев, — лучшее состояние для Российского государства... Чтобы, так сказать, «не протухла»...

Русская ментальность безгранично неприхотлива и лишена буржуазного накопительского инстинкта. Одной из главных проблем нашей Власти я вижу в том, что призыв к предпринимательству не рождает в русской душе немедленного желания бурной деятельности и разбогатеть.
Крестьянская ментальность, которая пронизывает наше общество, и носителями которой также являемся мы с тобой (да, да, не морщись!), эта ментальность требует от государства лишь одного — чтобы его государство оставило в покое и не мешало существовать. Солидной части нашего населения будет вполне комфортно, если им будут прибавлять по пять тысяч в год, они будет довольны.

И потом, не надо забывать — Россия самый лакомый кусок для мировой алчной Дантовой волчицы, потому что при таком богатстве земли у нас самая малая плотность населения. У Китая нет природных ресурсов и сто сорок пять человек на квадратный километр, а у нас восточней Урала — двое. Оптимальное соотношение гигантских запасов, огромной территории и почти нет народа... И именно мы — две главные страны этого века. От Европы вообще уже ничего не осталось, ее добил интернет, вялая мягкотелая имитация демократии, политкорректность. А Россия останется неизменной и перемелет всех. Философ Александр Ахиезер, незаслуженно забытый, нащупал алгоритм российского маятника от архаики к попытке модернизации и откат обратно в хтоничекую пропасть. Он пришел к выводу, что в отсутствие в русской культуре «серого» звена между белым и черным, между «наш» и «не наш», Россия всегда будет выбирать архаизацию, всегда будет совершать возвратно-поступательное движение — кризис, перезревшие реформы, медленные откат, назревание нового кризиса. И так до тех пор, пока не возникнет безжалостная потребность насильственно утвердить между двумя крайностями третью нейтральное аксиологическое пространство, которое сведет на нет стремление русских к крайностям — «кто не с нами, тот против нас».



Источник: http://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20171017-andrey-konchalovskiy-chem-dolshe-budet-putin-tem-luchshe

Метки:

Всё, что я читаю у Григория Померанца, оказывается настолько близко мне, будто это я думаю, я это пишу... Со-звучие... Моя душа так радуется, что счастье заливает сердце тёплыми волнами... И даже когда он высказывает новые для меня мысли, они оказываются так близки, будто он их из моей глубины просто вынул на поверхность...

Ниже я приведу его интересные для меня размышления о скорой и медленной помощи, о двух путях: деятельном пути Марфы и созерцательном пути Марии.




///

Я не жалею, что участвовал в войне с Гитлером. Чему-то иногда надо помочь, чему-то помешать: это как бы историческая скорая помощь. Но источник жизни, духовной и физической, не в ней. В тысячу раз важнее медленная помощь. О которой как-то сказалось в песне Галича:

Мне не надо скорой помощи,

Дайте медленную помощь.

Медленная помощь в песенке — экономическая, ссуда из кассы взаимопомощи. Однако перо Галича умнее его...

Надо, наверное, объяснить читателю, почему я вдруг вспомнил (и тут же переосмыслил) Галича: скорая помощь, медленная помощь — и превратил эти слова в ключевые термины своей философии истории.

...

Разве можно насытить потребность человека в творческой радости, в смысле жизни — одним состраданием? Разве (сознательно сужаю задачу) мне было бы достаточно, чтобы любимая меня жалела? Нет, я хотел бы заслужить полную, безоговорочную любовь…

Одной из причин упадка буддизма в средневековой Индии была неспособность выработать образы страстной, всепоглощающей любви. Победа бхакти была торжеством любви-страсти над любовью-жалостью. Что-то при этом было утрачено, какой-то уровень отрешенного духа. И все же я не оплакиваю историческое развитие, я пытаюсь его понять. Я убежден, что какой-то главной, главнейшей задачи сострадание не может решить.

Иов страдает и ждет сострадания. Но разве сострадание вернуло ему силы и способность жить заново и снова нажить детей и стада? Спасает, дает прямую радость, возвращает смысл жизни только голос из бури. Прямая встреча с Богом. Прямое созерцание Бога: то, что Серафим Саровский назвал стяжанием Святого Духа. Или, по крайней мере, встреча с человеком, который этот дух стяжал. Или с искусством, запечатлевшим лик красоты.

Люди несчастны не потому, что бедны и больны (очень бедные и очень больные люди принимали горькое как сладкое и были по-своему счастливы). «Несчастен тот, кого, как тень его, пугает лай и ветер косит…» Несчастны те, кто не умеет вглядеться в откровение, которое каждый день приносит нам природа и искусство. Трагик Мочалов, потрясавший зрителей, спасал их души, и Пушкин или Моцарт — не меньшие благодетели человечества, чем доктор Гааз… Красота не только спасет мир когда-то в будущем, она спасает его сегодня, каждый день. Что возвращало смысл моей жизни в тридцатые годы? Стихи Пушкина, Тютчева, Блока; проза Толстого и Достоевского; полотна французских импрессионистов, собранные Щукиным. Что меня поддерживало в тягостную первую лагерную зиму? Музыка Чайковского по радио…

Искусство учило меня любви, учило радости сквозь страдание. Этому же меня доучивали люди, которых я любил. И я по мере своих сил учу тому, что мне самому возвращало смысл жизни. То есть движению в глубину, где мы находим силу сказать миру, со всем его злом, со всей его мукой: да! Это не только прямое благо; это еще лучшая профилактика от всех язв, требующих скорой, безотлагательной помощи…

...
   Я думаю, впрочем, что у каждой доброй души свое равновесие скорой и медленной помощи, Марии и Марфы. Зина (Зинаида Миркина - прим. моё) писала своей подруге: «Эти сестры обе нужны Христу и любимы им. И если в чем есть грех Марфы, то не в том, что она делает не то, что Мария, а в том, что упрекает Марию и хочет две разные задачи свести к одной своей задаче…

Одному человеку и одному времени ближе и действеннее одно, другому — другое. Грех — в навязывании другому не его задачи. Это при том (страшно важное условие), что каждая настоящая задача открывает в человеке великое сердце…

И вот здесь мы подходим к границе несказуемого. Ибо надо уметь поверить иному человеку, что он несет свой крест, даже если он в это время с места не двигается и никаких ран на нем не видно. Надо почувствовать, что этот человек внешними, видимыми мерками не меряется. Вот именно этого Христос хотел от Марфы: чтобы она Марию мерила не своей, Марфиной, а ее, Марииной мерой. А если не можешь — просто не мерь, а верь.

Что созерцала Мария? Будущие страдания Христа? Мария прежде всего созерцала самого Христа. А Он не сводится ни к страданию, ни к радости. Он есть воскресение и жизнь вечная… Увидеть Христа — значит увидеть воскресение сквозь крест и жизнь сквозь смерть. Истинное созерцание в мистическом смысле слова — созерцание этого…» Для такого созерцания нужна «полная мера тишины».

Человеку, по натуре деятельному, трудно это понять. Но есть глубинные рыбы, которые умирают, выброшенные в верхние слои океана. Где всю жизнь плавают другие. Созерцатель, вырванный порывом жалости из своей жизни, может погибнуть, никого не сумев спасти. Таких людей (им обычно не хватает чувства самосохранения) надо удерживать и возвращать на их глубину.

Ангелы милосердия принадлежат к другой породе. Им достаточно иногда прислушаться к тишине; прочесть книгу, родившуюся в тишине; уйти на полчаса в молитву… Милосердие — их творчество, их песня, их стих… Но не забывайте: есть еще художники, которым надо «погрузить сосуд своего сердца в молчание этого часа, чтобы он наполнился песнями» (цитирую Тагора). И бывают немые натуры, которые всю жизнь что-то вынашивают — и ничего видимого в мир не вносят. Только ауру созерцания.

...

Да, если жестко поставить вопрос, мне действительно «не надо скорой помощи». Я благодарен за ржаные лепешки и краюху хлеба в феврале сорок второго, и до сих пор помню, но медленная помощь мне нужнее. Пусть не будет хлеба, пусть не будет стакана воды, пусть умру несколькими годами раньше, — только бы не прекращалась медленная помощь, только бы доходила до меня волна духовной силы, без которой я ничто и без которой не стоит жить ни одного дня.

Я стараюсь удерживать Зину от порывов, которые в другой вызвали бы мое полное уважение и понимание. Я вижу, что ее главное назначение — жить на крыльях. Когда жалость бросает Зину к скорой помощи, болезнь швыряет ее обратно и заставляет приостановить всякое общение с людьми и опять набираться медленной помощи. И тогда именно возникают — не делает она, не пишет, а в ней возникают ее стихи. Которые больше всего нужны друзьям. И в которых не меньше нравственного, чем в труде сиделки. Может быть, не больше, но и не меньше. Каждому свое. И поэтому нечего краснеть при свете совести. Разве за те стихи, которые подсказал черт. Но это частное дело одного поэта, а не всей поэзии. Это дело исповеди Марины Цветаевой, — кому она служит в «Молодце». Поэт вполне может сбиться, такое у него рискованное ремесло. Я думаю, что Бог его простит — как Пречистая своего паладина в пушкинском стихотворении. Но у Рильке цветаевского вопроса нет. Его искусство — чистая духовная помощь, из которой вырастает всякое добро, в том числе и труд сиделки.

Есть тишина, которая сама

в нас действует. И ничего не надо

Нам, кроме слуха чуткого и взгляда.

Лишь только умаление ума

И разрастанье сердца. Мир впервые

Рождается и входит в грудь одну.

У ног Христа сидела так Мария,

Чтоб слушать не слова, а тишину.

Ах, Марфа, Марфа! Погоди немного.

Накормит Бог, и ты накормишь Бога.

Я много раз вспоминал последние два стиха (ставшие для меня поговоркой) — и вдруг тема повернулась заново и открыла совершенно новый взгляд и на себя, и на других. Я вдруг понял, что скорая помощь — это не только жалость, доброта, стакан воды больному, это также борьба за справедливость, за реабилитацию Каласа, Дрейфуса, крымских татар и против реабилитации Сталина. Такие порывы я в себе знал, и они меня иногда увлекали очень далеко, даже к попыткам общего дела. А как только начинается общее дело, встает вопрос, которого нет в личном порыве жалости. Юлиан Милостливый может погубить самого себя — и только. Прометей, украв огонь, ставит под угрозу все человечество, и проблема равновесия между скорой и медленной помощью имеет не только личный, но и социальный и космический повороты.

Освободить и разнуздать не трудно

Неведомые дремлющие воли:

Трудней заставить их себе повиноваться.

Поэтому за каждым новым

Разоблачением Природы ждут

Тысячелетия работы и насилий,

И жизнь нас учит, как слепых щенят,

И тычет носом долго и упорно

В кровавую, расползшуюся жижу.

Так писал Волошин. Об этом же по сути говорил и Гроссман. Вопрос этот, кажется, впервые выплыл в русской культуре в переписке Печерина с Герценом. Но потом их спор был пересказан Лебедевым в романе «Идиот», и я помню его скорее по Достоевскому: «…спешат, гремят, стучат и торопятся для счастья, говорят, человечества! Слишком шумно и промышленно становится в человечестве, мало спокойствия духовного», — жалуется один удалившийся мыслитель. «Пусть, но стук телег, подвозящих хлеб голодному человечеству, может быть, лучше спокойствия духовного», — отвечает тому победительно другой, разъезжающий повсеместно мыслитель и уходит от него с тщеславием. «Не верю я, гнусный Лебедев, телегам, подвозящим хлеб человечеству! Ибо телеги, подвозящие хлеб всему человечеству, без нравственного основания поступку, могут прехладнокровно исключить из наслаждения подвозимым значительную часть человечества, что уж и было<…>»

Читать дальше...Свернуть )


Только Питер пощипали с мостом Кадырова, как пришла тема пообъёмнее - Исаакиевский собор и его передача РПЦ...
На всякий случай ниже публикую информацию с сайта Союза музеев России - справка по поводу Исаакиевского собора.


///


Печать | E-mail

Исаакиевский собор является ровесником Санкт-Петербурга и одним из его символов: с первых дней закладки нового города в ней появилась маленькая деревянная церковь, посвящённая небесному покровителю императора Петра I. Потом её переносили на другое место, подальше от набережной Невы, одевали в камень, видоизменяли. Наконец, Александр I решил перестроить ринальдиевский Исаакиевский собор, здание стали разбирать до фундаментов, а причту, служившему в нём, предложили проводить службы в соседней церкви. Это сразу вызвало неудовольствие митрополита Амвросия, который 24 апреля 1816 года писал князю Голицыну: «Сдешнего Исаакиевскаго собора протоирей с братию и старостою церковным в подданом ко мне прошении объяснили, что по случаю внутреннего повреждения открывшегося в разных местах онаго собора, высочайше повелено сделать в нем надлежащую и прочную починку, а им предписано отправлять службу, до исправлении и окончании починки, в Сенатской церкви; но как отправление оной в Сенатской или в иной церкви для них неудобно потому, что во всякой другой церкви доходы от свечной продажи и от кошелька собираемы в сравнении с доходами собираемыми в Исаакиевском соборе должны значительно умалиться, и следовательно совсем оскудеть тот источник, их котораго они имели способы покупать дрова, как для отопки собора, так и для дому священноцерковнослужителей… Я признав прописанное  Исаакиевскими соборными неудобство основательным, сообщаю о сем вашему Сиятельству и прошу покорнейше испросить высочайше его императорскаго Величества соизволение на поставление близ Собора онаго той Самой походной церкви с шатром, которая при подобном случае была поставлена у Казанскаго собора, с назначением и караула к ней»[1]. Александр Голицын ответил быстро, через день: «Его Императорское Величество не соизволил на сие изъявить согласие потому, что Соборане Исаакиевские могут исправлять Богослужение и в Сенатской церкви, [2]так как сие прежде было, и что сделано позволено было, при подобном случае, Казанским Соборанам служить в походной церкви под шатром, то сие учинено ради пренесении в оную Иконы Казанской Божии Матери, какового обстоятельства при исправлении Исаакиевскаго собора нет».

          Во время возведения нового (четвёртого по счёту) Исаакиевского собора попечение за всеми работами по строительству и художественному оформлению Александр I личным указом от 20 февраля 1818 года возложив на особую Комиссию[3], которая ежегодно отчитывалась за каждый потраченный рубль. Строительство Исаакиевского собора финансировалось из государственной казны и суммы сорокалетней стройки были столь значительными, что их приходилось закладывать в бюджет Российской империи отдельной строкой.

  После торжественного освящения и открытия Исаакиевского собора в 1858 году сооружение продолжало находиться в ведении Комиссии по постройке собора. Лишь в 1864 году уже другой Александр (II), своим указом от 22 октября упразднил деятельность Комиссии и здание было передано в ведение Министерства путей сообщения и публичных зданий[4]. В этом законе прописывалось, что расходы по содержанию кафедрального собора представлялись Государственным Советом на утверждение его императорского

Читать дальше...Свернуть )

Profile

ptiz_siniz
ptiz_siniz

Latest Month

Март 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel